Как сохраняют историческую память в Томске?

Инициатор проекта «Один дом — две эпохи», член Общественной палаты Алтайского края Геннадий Шейда посетил Томский мемориальный музей истории политических репрессий «Следственная тюрьма НКВД» и Сквер Памяти, где установлены: памятник жертвам большевистского террора на томской земле, памятные знаки репрессированным калмыкам, полякам, литовцам, эстонцам и латышам. В самом здании музея в годы сталинского террора находилась внутренняя тюрьма Томского городского отдела ОГПУ-НКВД.

Севилья Кереджи-оглы, сотрудник музея, поделилась с алтайскими коллегами опытом, выразили готовность оказать проекту методическую и консультационную помощь, дала рекомендацию, как создать аналогичную экспозицию в «Доме Морозовых», где в 30-50-е годы находилось Алтайское краевое управление НКВД. Геннадия Петровича особенно интересовал опыт работы музея с гражданами, волонтерами, которые внесли решающий вклад в создание уникального музея, одного из самых посещаемых в Томске.

Геннадий Петрович подчеркнул, что «на Алтае особенно интересна судьба тысяч лучших алтайских крестьян, которые в большинстве своем погибли от голода и непосильных условий жизни в период раскулачивания крестьянства. Любопытно, что тот же Сталин, сосланный в 1912 г. на три года в достаточно обжитой Нарым жил в прекрасных условиях- в доме местного крестьянина, получал от царского правительства 6 руб.48 копеек ежемесячно (булка черного хлеба стоила тогда всего 2 коп. )+ компенсацию на летнюю и зимнюю одежду, легко сбежал из Нарыма на пароходе через месяц. В каких условиях отправлялись на верную гибель алтайские крестьяне рассказывают многие документы музея и воспоминания выживших. Уже с утра в музее было немало молодежи. Она тянется к правде, какой бы горькой она не была».